Убийственное свечение морфия

Открытие таланта – всегда потрясение и радость. А следом просыпается желание помочь, чтобы не пропал в безвестности. Хотя бы рассказав о нём.

Тимофей Ленских. Актёр Королёвского драматического театра. Несколько лет назад я видела его в пронзительном спектакле «Ночь Гельвера». Но «Морфий» должен был случиться именно теперь, когда в моей жизни появилось издание, заинтересованное в том, чтобы рассказывать о лучшем, что есть в нашей не во всём прекрасной реальности.

 

В том числе и об одном из лучших актёров дня сегодняшнего – Тимофее Ленских. Прошу не подозревать меня в протекционизме, мы даже не знакомы с Тимофеем, и эта статья – плод чистого восторга. Потому что равнодушие преступно, когда в метре от тебя, на камерной сцене, человек не просто играет свою роль: он на твоих глазах сходит с ума от тоски, загнанный в «медвежий угол», где не с кем словом перекинуться, измученный поруганной любовью, дикой усталостью, физической болью. Испарину на лбу изобразить невозможно, это капли неподдельной искренности. Ленских в роли булгаковского доктора Полякова правдив до мозга костей, веришь ему абсолютно. И, как себе самому, сострадаешь хорошему юноше, сломленному обстоятельствами. Потому что каждый из нас время от времени испытывает отчаяние маленького человека, не способного вынести сложность огромного мира.

 

Трагедия наркомании, в наше время ставшая, увы, почти обыкновенной, способна вызвать у зрителей катарсис, только если на сцене большой талант. За полтора часа актёр физически стареет, практически не прибегая к гриму. Лишь пудра, которую сдувает с пуховки иллюзорная Амнерис (Наталья Новицкая), точно прах юношеских иллюзий, оседает на волосах. Вчерашний московский студент Серёжа за год становится Сергеем Васильевичем. Обращение это, по воле режиссёра Андрея Крючкова, сопровождается музыкой великого тёзки – Рахманинова, тоже носившего в сердце тоску, оторванного от своего мира человека.

 

В постановке немало удачных режиссёрских находок: чего стоит только зловещее, завораживающее свечение морфия, вырывающееся из фельдшерского саквояжа! И мерный, мертвенный звук падающих капель, отсчитывающих месяцы жизни морфиниста. Предельно простая холщовая сценография кажется единственно возможной: добавь хоть одну деталь, и она будет неуместна. Но всё же главной заслугой Андрея Александровича можно назвать точный выбор актёров. Творческий тандем Тимофея Ленских и Екатерины Крыковой творит чудеса. Веришь любому дрожанию губ Анны Кирилловны, в неведении убивающей и уже сознательно спасающей молодого доктора, единственного мужчину, согревшего её жизнь, а потом этой жизни лишившего.

 

Актрисе Крыковой, похоже, подвластна любая роль – от страстной Медеи до расчётливой Анидаг, но образ стареющей, одинокой сельской фельдшерицы трогает по-особому. Несчастливая женщина, жестом отчаяния стянувшая медицинскую косынку, чтобы доктор Поляков, наконец, увидел в ней не только надёжную помощницу в операционной – как хочется поверить ей в возможность счастья… Екатерина способна без слов, одной мимикой передать всю бездну эмоций, раздирающей душу. Её актёрская палитра здесь нарочита скупа, но каждое движение губ и глаз точно до того, что большего и не требуется.

 

Доктор Поляков в подаче Ленских в большей степени экстраверт. Он не скрывает раздражения, которое готов выплеснуть даже на лечащего его психиатра (засл. арт. России Александр Крючков), мечется от злого шутовства до истошной мольбы о помощи. Но, пожалуй, никто по-настоящему не способен помочь наркоману, кроме него самого. Правда, автора «Морфия» Михаила Булгакова, как известно, спасла от этой беды первая жена Татьяна Лаппа. У неё, преданной и забытой, писатель в раскаянии просил прощения в последние часы жизни, продлённой усилиями Татьяны на много лет.

 

Доктор Поляков не сумел отыграть времени у поработившего его морфия. Зловещая капля, сорвавшись с кончика иглы, утопила его надежды быстрее, чем он смог осознать опасность. А Поляков был талантливым, знающим врачом! Что уж говорить о простых смертных, не посвящённых в таинства медицины… Наркотик поглотит разум обычного человека за один присест: всё чаще зависимость у подростков возникает уже после первого применения. В Подмосковье усилиями руководства региона создаётся современная наркологическая служба в рамках долгосрочной целевой программы «Развитие здравоохранения Московской области на 2013–2015 годы». Но главным средством спасения от этой беды по-прежнему остаётся голова на плечах.

 

Недооценивать врага – значит, проиграть бой. Уже столетие булгаковский доктор Поляков доказывает это своим печальным примером. Сражение мы пока не выиграли, но мысли о том, чтобы сдаться, нельзя даже допускать.

 

 

Юлия Лавряшина

 

Информационное агенство по городу Юбилейный Московской области "Спутник"

 

 

Оставить комментарий

Комментарии: 0

Вт

17

янв

2017

Андрей Крючков покидает пост...

Андрей Крючков покидает пост Художественного руководителя Королевского драматического театра.

Далее Комментариев: 0

Пт

27

май

2016

До свидания, девочки...

Хаос кровавых пятен, мечущихся во тьме. Тревожные звуки, сливающиеся в музыку победы. Но тяжкой победы, полной боли и потерь. Идёт Белорусская наступательная операция. Надвигается стеной, напоминающей крышку гроба...

Далее Комментариев: 0

Ср

13

апр

2016

Андрей Крючков: "Нам есть, что показать людям"

В Королёвском драматическом театре (КДТ) готовят представить на суд зрителей новый спектакль. О том, что это будет необычная премьера, многим стало известно из информации, размещённой на сайте КДТ. Главный режиссёр театра Андрей Крючков пояснил, что новая форма представления является совместным с Королёвским историческим музеем проектом, называется «Театр и музей под одной крышей» и посвящена празднованию 71-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне.

Далее Комментариев: 0